Следы технического происхождения на днищах

Гнездово представляет собой особый памятник Смоленского Поднепровья периода становления Древнерусского государства. Время существования этого торгово-ремесленного центра ограничено рубежом IX-X — началом XI в. Его керамическая коллекция включает как лепные сосуды, так и изготовленные на гончарном круге, причем последние составляют около 90% (Каменецкая, 1998. С. 125). Гнездово относится к числу памятников, где раньше других в Смоленском Поднепровье появляется гончарный круг, — во второй четверти Х в. (Каменецкая, 1977. С. 186). Археологические источники для изучения конструкций гончарных кругов представлены двумя категориями находок: это детали от кругов и керамические изделия, изготовленные с помощью гончарного круга. Малочисленность первой категории связана с плохой сохранностью дерева в слое большинства памятников. Выделение деталей кругов среди находок из других материалов (камня, металла, обожженной глины) — также непростая задача. Поэтому особый интерес представляют следы технического происхождения (т.е. оставленные кругом) на днищах сосудов. Они представляют пока единственный источник информации о конструкциях гончарных кругов в Гнездове (Бобрин-ский, 1961. С. 62; Каменецкая, 1977. С. 18; 1991. С. 157; 2001. С. 108, 109). Первые попытки соотнести гончарные изделия, найденные при раскопках, с определенными типами гончарных кругов в отечественной историографии связаны с работами и (1948) и основаны на изучении особенностей формовочной технологии керамики (Бобринский, 1962б). Другой подход к определению конструкции гончарного круга предполагает изучение следов, оставленных им на керамических сосудах (Holubowicz, 1950; Бобринский, 1961; 1962а; б; в). Привлечение широких этнографических данных, а также проведение опытов на этнографических образцах и их моделях дало возможность сделать эти признаки источником информации о конструкциях древних гончарных кругов. Он установил, что между формой и размерами элементов круга, выходящих на поверхность рабочего диска и оставляющих следы на сосудах, и устройством самих гончарных кругов существует определенная зависимость, и выявил шесть конструкций кругов, обладающих способностью оставлять определенные разновидности следов. показал, что связь между орудиями и приемами труда не универсальна, а устанавливается исторически и зависит от конкретных условий, в которых существует гончарное производство. Для Верхнего Бобринский отмечает наличие ножных кругов (со спицами и подвижной осью) и различных конструкций ручных кругов, в частности ручного круга с грибовидным диском (1962а). Именно такой круг зафиксирован им по керамике из гнездовских курганов, где он является наиболее ранней конструкцией, применявшейся в Х в. Накопленный к настоящему времени новый материал позволяет продолжить изучение конструкций гончарных кругов, использовавшихся населением памятника в X — начале XI в.1 При изучении гнездовской керамики было обнаружено 34 сосуда (14 целых и 20 фрагментов) с отпечатками технического происхождения на дни-щах2. Визуальному исследованию, в том числе с помощью микроскопа, были подвергнуты как сами образцы керамики, так и сделанные с них слепки, воспроизводящие реальную поверхность рабочего 0123456789 Рис. 1. Днища сосудов, изготовленных на грибовидном гончарном круге: 1а, 2а, 3а, 4а, 5а — общий вид поверхностей днищ сосудов; 1б, 2б, 3б, 4б, 5б — схематическое изображение разрезов отпечатков (1 — Гн-53/ЦГ-ІІ; 2 — Гн-84/ЦГ-ХУІІ; 3 — Гн-98; 4 — Гн-88/ВС-10; 5 — Гн-80/ПОль-55, № 74).диска. Основываясь на методике, разработанной , попытаемся связать выявленные отпечатки на днищах с конструкциями гончарных кругов. По своему характеру следы делятся на динамические и статические, а по происхождению — на те, которые возникли в результате работы (износа) круга, и те, которые оставлены деталями круга, предусмотренными его конструкцией. Динамические следы, возникшие в результате протирания рабочего диска осью, можно связывать с орудием, имевшим неподвижную ось, а именно с грибовидным кругом, для которого определены признаки, дающие возможность его идентифицировать и отличить от ручного круга со спицами, также имеющего неподвижную ось, способную протереть рабочий диск круга (Бобринский, 1962б. С. 35-38). Конец оси, протершей диск, имеет форму конусовидного острия со сферической вершиной небольшого радиуса (до 6 мм). Круг с протершимся диском гончары считали старым, плохим, но пригодным к работе после небольшого ремонта. Ремонт осуществлялся двумя способами: подрезанием старой оси или ее заменой. В этом случае конец оси оказывался ниже поверхности рабочего диска, а на донцах соответственно образовывались выпуклые отпечатки округлой или эллиптической формы (Бобринский, 1962б. С. 36). К керамике, изготовленной на ручном круге с грибовидным диском и неподвижной осью, можно отнести пять образцов (рис. 1). Среди них есть углубленные и один выпуклый отпечатки. Углубленные имеют размеры 3.5-6 мм, выпуклый -7 мм. Один образец (Гн-88/ВС-10) (рис. 1, 4) демонстрирует характерный признак: «некоторое повышение микрорельефа поверхности по краям углублений, не имеющих признаков концентрического вращения, указывает, что они возникли в результате контакта неподвижного конца оси и вращавшейся вместе с диском донной поверхности сосуда» (Бобринский, 1961. С. 61). Среди гнездовской керамики есть сосуд, для которого можно предположить еще один способ ремонта круга, — вбивание в диск пробки, закрывающей отверстие, протертое осью (Гн-83/Л-127, № 50). Это след округлых очертаний, не имеющий признаков динамического происхождения, размером 14 мм (рис. 2). Динамические следы, оставленные неподвижной осью, сквозное отверстие для которой в рабочем диске изначально предусмотрено конструкцией гончарного круга, характерны для ножного круга со спицами (Бобринский, 1962б. С. 38, 39). Для ручных и ножных кругов со спицами характерна способность «оставлять следы с основанием в виде несмещенной сферы». Это объясняется «центрированным устройством вращающейся части конструкции: вся она опирается на конец оси, но ее колебательные движения во время вращения частично «гасятся» в результате трения стенок отверстия, сделанного в крестовине, о боковые цилиндрические поверхности оси». Существенное различие в конструкциях ручных и ножных кругов со спицами состоит в форме оси: у ручных кругов ось приобретает следообразовательную способность в результате протирания диска. В этом случае на днищах остаются углубленные отпечатки диаметром не более 5 мм. Ножной круг со спицами обычно имеет отверстие для оси размером 15-20 мм. Плоский торец оси чаще всего находится несколько ниже рабочей плоскости диска или на одном уровне с ней (Бобринский, 1962б. С. 38, 39). Образцы из гнездовской коллекции имеют размеры 8 мм (Гн-73/ГС-У) и 13 мм (Гн-88/ВС-10, яма 18) и форму углубленных круглых оттисков, в центральной части которых выпуклость сферической формы, меньшего радиуса, обращенная вершиной вниз, возникшая в результате колебаний круга при вращении (рис. 3). И хотя размеры этих отпечатков меньше, чем те, что указаны в качестве признаков ножного круга со спицами (1520 мм), их с большой долей вероятности можно считать следами именно такой конструкции. Статические отпечатки образованы, во-первых, концом подвижной оси, закрепленной в рабочем диске; во-вторых, торцами спиц ручного круга со спицами; в-третьих, клиньями, служившими для укрепления в плоскости круга как оси, так и спиц. Многогранный конец оси и признаки его закрепления в рабочем диске круга свидетельствуют о конструкции, предусматривающей вращение диска вместе с осью (Бобринский, 1962б. С. 42). Сосуды с подобными следами составляют большую группу (15 образцов)3. Отпечатки оси углубленные, их размеры от 17 до 50 мм (рис. 4). Не всегда возможно определить, был круг ручным или ножным. На целом ряде донцев следов оси не сохранилось. Однако четкие следы клиньев, забитых для укрепления рассохшейся оси, позволяют отнести эти сосуды к той же группе (рис. 5). Интересен сосуд (Гн-71/ВС-10), на днище которого имеется углубленный отпечаток клина, который выступал над рабочей поверхностью круга. По рельефу торца этого клина, отпечатанному в глине, видно, что он был забит тремя ударами по нему (рис. 5, 2). Клинья вбивались как в промежуток между осью и диском, так и в саму ось. Два образца (Гн-88/ВС-10 и Гн-77/Ц-239, № 4) представляют собой случаи, когда клинья (в среднем четыре) вбивались через равные расстояния по периметру конца оси (рис. 6, 2, 3). На одном сосуде (Гн-70/ГС-3) клинья размером 5×38 и 5×30 мм вбиты один поперек другого (рис. 5, 1). Следы на днище одного сосуда (Гн-72/ЦГ-І) можно объяснить как не полностью сохранившийся отпечаток квадратного торца оси с забитым в щель между осью и диском клином (рис. 6, 1). Смещение отпечатка к краю может объясняться тем, что заготовку сосуда, сделанную вне круга, перед окончательной установкой на круге поставили со смещением относительно центра рабочего диска. Затруднения вызывает идентификация одной известной по этнографическим данным разновидности грибовидного круга. Его рабочий диск состоит из двух частей, соединенных на стержне, квадратном в сечении и входящем в сквозное отверстие в рабочей плоскости круга (информация взята из Архива лаборатории «История керамики» Института археологии РАН). Отпечаток, возникающий на днище сосуда, сделанном на таком круге, неотличим от отпечатка, оставленного подвижной осью. Из всех перечисленных выше статических следов только отпечатки спиц можно напрямую связывать с определенным устройством круга: встреченный в коллекции сосуд (Гн-53/ЦГ-ІІ) изготовлен на миниатюрном ручном круге со спицами. На его днище хорошо читаются четыре квадратных торца спиц размером 15×18 мм, находящиеся на расстоянии 6 см друг от друга, и каждый из них дополнительно расклинен (рис. 7). Таким образом, в Гнездове зафиксированы различные конструкции гончарных кругов (таблица). С большой степенью вероятности можно говорить об использовании ручного круга с грибовидным диском. Наиболее многочисленную группу образцов составляют донца с отпечатками оси, закрепленной в плоскости диска, а значит, подвижной. Связывать этот признак с определенной конструкцией гончарного круга сложно, тем более чтождается находками в Новгороде, где известен диск грибовидной формы в слое XI-XII вв. и детали ручных и ножных кругов с подвижной осью (в слое X-XI вв. были обнаружены рабочие диски и обломок нижней части оси от ножного круга с подпятником) (Бобринский, 1962б. С. 48, 49). Рассмотренный в настоящей работе источник информации о гончарных кругах — технические следы на днищах сосудов — позволяет с той или иной степенью вероятности сделать вывод о конструкциях орудий, известных населению памятника. Однако для более полной характеристики гончарных традиций необходимо учитывать функции, которые эти орудия выполняли. Это связано с тем, что использование гончарного круга часто является следствием привнесения нового орудия в среду местных гончаров, с его заимствованием, а функции круга, то, как он используется мастером, напрямую свидетельствует о навыках, которыми владеет этот гончар, а значит, и о гончарных традициях населения. сходными следообразовательными способностями обладает один из типов грибовидных кругов. Редкими экземплярами представлены сосуды, изготовленные на гончарных кругах со спицами, предположительно ножных. Единственный образец можно связывать с ручным кругом со спицами. Это орудие является уменьшенной копией гончарного круга, которая была приспособлена гончаром и использовалась в соответствии с его навыками работы. Данный факт — яркий пример адаптации технического изобретения ремесленниками, не использовавшими всех возможностей нового для себя инструмента (Бобринский, 1999. С. 53). Возможность существования описанных конструкций гончарных кругов в Гнездове подтвер Древнерусский гончарный круг легкого типа на территории северо-западных областей РСФСР // Вестн. МГУ 1961. № 4. Гончарные круги Восточной Европы IX-XII вв.: Автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1962а. Древнерусский гончарный круг // СА. 1962б. № 3. К изучению техники древнерусского гончарства // Вестн. МГУ. 1962в. № 2. Гончарная технология как объект историко-культурного изучения // Актуальные проблемы изучения древнего гончарства. Самара, 1999. Керамика IX-XIII вв. как источник по истории Смоленского Поднепровья: Дис. … канд. ист. наук. М., 1977. Заольшанская курганная группа Гнездова // Смоленск и Гнездово (к истории древнерусского города). М., 1991. Керамика Гнездова как показатель торговых и этнических контактов // Историческая археология. Традиции и перспективы. М., 1998. О возможности определения продукции одного гончара в древнем Гнездове // Археологический сборник. Гнездово. 125 лет исследования памятника. М., 2001 (Тр. ГИМ; Вып. 124). Ремесло Древней Руси. М., 1948. Holubowicz W. Garncarstwo wiejskie zachodnich terenow Bialorusi. Torun, 1950.